«Я ежедневно молюсь за упокой его души»: Ефремов написал покаянное письмо младшему сыну водителя



Адвокаты Михаила Ефремова не теряют надежды на пересмотр дела заслуженного артиста. В частности, Андрей Алешкин, представляющий интересы Михаила Олеговича, обнародовал некоторые нестыковки в ходе экспертизы. В частности, эксперты так и не ответили на вопрос, был ли Сергей Захаров пристегнут ремнем безопасности. А еще судмедэксперты обнаружили у рязанского водителя серьезное заболевание, которое могло повлиять на его вождение.


Как сообщает «Московский комсомолец», у Захарова диагностировали опухоль мозга. Из-за этого образования водитель мог не вполне адекватно реагировать на дорожную обстановку. Кроме того, Захаров мог принимать препараты, воздействующие на скорость принятия решения. Однако эти моменты в суде не получили должного объяснения. Не дала показания и гражданская жена Сергея, а ведь с Ириной Стерховой он прожил двадцать лет. И сегодня выясняется, что Стерхова знала о его проблемах со здоровьем.

«Конечно, мне об этом было известно. Но комментировать что-то и погружаться в эту тему я не хочу, это наше семейное, личное. Тема для меня болезненная. Если кому-то был интересен этот момент, то меня бы, наверное, вызвали в суд, допросили раньше. Потому что, кроме меня, на данный вопрос никто не мог дать ответа. Я сама бы все прояснила, но к процессу меня не допустили. Вероятно, ранее это не имело значения. А рассказывать сейчас про Сережины болезни я не хочу», – ответила Ирина на вопросы журналистов.

Напомним, что недавно Михаил Ефремов написал письмо официальной жене Сергея Захарова и попросил у нее прощения. По мнению Ирины Стерховой, артист даже не сделал попытки разобраться в сложных семейных связях Захарова и не выяснил, кто был для водителя близким человеком. «Я когда смотрю на все, что происходит, не понимаю, а чего он боится? Ефремову выпал лучший шанс, он живой, дышит. Или он боится, что станет невостребованным? Хотя не удивлюсь, если после тюрьмы ему еще красную дорожку постелют, он мемуары напишет, что сидел невинно пострадавший. Ну да бог ему судья», – подчеркнула Ирина.

А между тем, Михаил Олегович отправил покаянное письмо не только жене Сергея Захарова, но его младшему сыну Валерию. В тексте он молит о прощении и милосердии. Ефремов также утверждает, что вряд ли когда-нибудь избавится от чувства вины, которое его гложет. Как отмечает артист, он уже не сможет вернуться к своей профессии, ему придется многое менять в жизни. Однако адвокат потерпевших Александр Добровинский отнесся к раскаянию Ефремова скептически. Он считает, что жаловаться на собственные переживания парню, который лишился отца, не слишком удачная тактика.

Die Anwälte von Mikhail Efremov verlieren nicht die Hoffnung auf eine erneute Prüfung des Falles des geehrten Künstlers. Insbesondere Andrei Aleshkin, der die Interessen von Michail Olegowitsch vertrat, enthüllte während der Prüfung einige Unstimmigkeiten. Insbesondere beantworteten die Experten nicht die Frage, ob Sergei Zakharov einen Sicherheitsgurt trug. Forensiker stellten außerdem fest, dass der Rjasaner eine schwere Krankheit hatte, die sein Fahren beeinträchtigen könnte.

Laut Moskovsky Komsomolets wurde bei Zakharov ein Gehirntumor diagnostiziert. Aufgrund dieser Ausbildung konnte der Fahrer nicht angemessen auf die Straßensituation reagieren. Darüber hinaus könnte Zakharov Medikamente einnehmen, die die Geschwindigkeit der Entscheidungsfindung beeinflussen. Diese Momente wurden jedoch vor Gericht nicht richtig erklärt. Sergeis Frau nach allgemeinem Recht hat ebenfalls nicht ausgesagt, und er lebte zwanzig Jahre lang mit Irina Sterkhova zusammen. Und heute stellt sich heraus, dass Sterkhova über seine gesundheitlichen Probleme Bescheid wusste.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *