Произошедший ужас на похоронах Скобцевой уже не скрыть



Сын актрисы отказался от гражданской панихиды


22 октября в последний путь проводили народную артистку РФ Ирину Скобцеву. Она ушла из жизни на 94 году жизни в один день со своим мужем – режиссером Сергеем Бондарчуком – с разницей в двадцать шесть лет. Ее и похоронили рядом с ним на Новодевичьем кладбище, где покоится их дочь Алена Бондарчук, ушедшая из жизни после тяжелой болезни. В 12 часов прошло отпевание в Храме Воскресения Словущего на Успенском Вражке в Брюсовом переулке. Это рядом с домом, где Ирина Скобцева жила с Сергеем Бондарчуком. Собрался ближний круг – сын Федор Бондарчук с супругой Паулиной Андреевой, внуки Константин Крюков и Сергей Бондарчук-младший, кинематографисты и коллеги Федора – продюсер Александр Роднянский с супругой, Сергей Гармаш, Игорь Золотовицкий, Игорь Угольников, Резо Гигинеишвили, старейшие сотрудники Дома кино.

Мало кто знал об этом первом прощании, хотя на сайте храма заранее сообщили, что состоится отпевание почившей знаменитой советской и российской актрисы, в прошлом прихожанки храма, и что совершено оно будет по благословению патриарха Кирилла Митрополитом Псковским и Порховским Тихоном, председателем патриаршего совета по культуре.

Храм украсили белыми лилиями – сама Ирина Константиновна напоминала этот изысканный цветок. В последние годы она стала совсем как тростиночка – тоненькая и легкая. Лилии и потом многие принесли уже на кладбище.Растерянный Владимир Меньшов прижимал к груди нераспустившиеся бутоны.

После часового отпевания гроб вынесли на плечах родные и близки актрисы во главе с сыном Федором Бондарчуком и внуком Константином Крюковым. Все было спокойно и светло, никакой суеты. Только время от времени человек с санитайзером и масками подходил к собравшимся, среди которых словно растворились секьюрити в черном – их выдавало периодическое оглядывание по сторонам. Вереница черных микроавтобусов представительского класса проследовала на место захоронения без проволочек, благодаря сопровождению машины с мигалкой.

По нынешним ковидным временам людей было даже много. Кто-то ведь избегают посещать места скопления. На Новодевичье приехали проститься режиссеры Владимир Меньшов, Павел Чухрай, Алексей Учитель, Надежда Михалкова, старейшие сотрудники «Мосфильма», даже дети и внуки тех, с кем работали когда-то Бондарчук и Скобцева, с кем прокатывали «Войну и мир» в разных странах. Что и говорить, это целая эпоха – время создания оскароносной эпопеи. Представляя Первый павильон «Мосфильма», прежде всего вспоминают, что там снималась сцена первого бала Наташи Ростовой.

Пришли ученики Ирины Константиновны, хоть и немного. Один из них – весьма странный человек, которого за эту его особенность часто даже просят удалиться с некоторых мероприятий. А Скобцева всегда к нему по матерински относилась, не давала в обиду. И если на отпевании не было ни одной камеры, то на кладбище приехали и журналисты.

Катафалк в какой-то момент остановился, и траурная процессия уже шла за гробом. Никаких речей не произносили. Такова была воля близких и Федора Бондарчука, который взял на себя все обязанности по организации похорон, освободив от этой скорбной миссии Союз кинематографистов. Там даже в себя не могут прийти от самого этого факта. Редкий случай.

И от гражданской панихиды в Доме кино Федор отказался. Никаких речей вообще не было. Люди тихо прошли мимо гроба, по другую сторону которого стояли близкие Ирины Скобцевой во главе с Федором Бондарчуком, лицо которого плотно закрывала черная маска, но в глазах была такая боль. В какой-то момент он словно ослаб, и его поддерживали под локоть. Тяжелый день в жизни любого человека, особенно когда он провожает последнего из родителей и уже окончательно перестает быть ребенком.

Actors canceled from city funerals:

October 22 in the last time conducted by the People’s Artist of the Russian Federation Irinu Skobcev. Ona 94shla iz zhizni na 94 godu zhizni v odin denь me sojim muzhem – director’s Sergei Bondarchukom – s varicece v dydcatь sixь lett. Ee i pohoronili rdom s nim na Novodevichchem kladbische, gde pokoits i ich doch Alena Bondarchuk, ushedsha iz zhizni pite tzhelo bolezni. At 12 o’c

Мало кто знал об этом первом прощании, хотя на сайте храма заранее сообщили, что состоится отпевание почившей знаменитой советской и российской актрисы, в прошлом прихожанки храма, и что совершено оно будет по благословению патриарха Кирилла Митрополитом Псковским и Порховским Тихоном, председателем патриаршего совета по культуре .

The temple was decorated with white lilies – Irina Konstantinovna herself noticed this flower. At the end of the year it became quite like a trinity – thin and light. Lilia and then many others brought her to the betting. Raster Vladimir Menyushov received a large number of non-decomposing buttons.

After an hour of singing, he laid a grave on the shoulders of his native and close actresses in the head with his son Fedor Bondarchukom and grandson Konstantin Krykov. Everything was calm and light, no vanity. From time immemorial, a man with a sanitizer and masks came to the gathering, arranging which words were secretly dissolved in the chernom – they gave out periodic observation on the corpse. The fiancée of a black minibus, a representative of the class, followed at the place of the funeral without a prop, thanks to the provision of machines with a mig.

After the last time, people were very tired. Whoever escapes to visit places in Skopje. Directors Vladimir Menyashov, Pavel Chukhray, Alexei Uchitel, Nadezhda Mikhalkova, elder associates of “Mosfilma”, daze children and grandchildren ” . Что и говорить, это целая хапоха – время δημιουργния оскароносной эпопеи. Presentation of the First Pavilion “Mosfilma”, before everyone remembered that the scene was filmed first by Natasha Rostov.

Ирины Константиновны, хоть и немного. One of them – a very foreign man, who for this particular peculiarity often gives a simple break with some companies. And Skobceva always tried to take maternal care from him. And there were no cameras at all, but at the betting there were journalists as well.

The catapult is still in its infancy, and the tragic process is still in its infancy. Nikakih did not say anything. Such was the case with close friends and Fedora Bondarchuka, who took care of themselves with all the organizations in the organization, I got rid of this scurrilous missions of the Union of Cinematographers. There, in itself, can not accept the fact of self. Rare case.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *